Время Легенд: Жена Моряка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Время Легенд: Жена Моряка » За гранью » Эпизод - Новая надежда - сыгран


Эпизод - Новая надежда - сыгран

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Название эпизода. Новая надежда
2. Участники. Гил-Гэлад и Алдарион в роли Туора и Тургона.
3. Время, место (мир). 495 год П.Э.
4. Описание эпизода. Туор приходит в Гондолин, чтобы предостеречь Тургона и упросить его перед лицом всего его народа покинуть Белый Гондолин.
5. Дополнительная информация. Если кто-то пожелает присоединиться к игре - милости просим.

0

2

Много препятствий пришлось преодолеть Посланнику Судьбы, чтобы найти легендарный Гондолин. Сперва он жил в глуши, не ведая ничего о славной твердыне, сейчас же его вели по широким, вымощенным белым камнем, улицам в сторону башни и дворца Тургона. Народ здесь был прекрасен и приветлив, хотя многие из него с недоумением посматривали в сторону необычного гостя, не ведая пока о знаке, что пришлось им увидеть. Что же касалось городской архитектуры, то её без преувеличения можно было бы назвать воистину божественной. За всю свою жизнь сын Хуора ни разу не имел возможности лицезреть таких великолепных башен и зданий. Виньямар – город Тургона в Неврасте, был всего лишь детской моделью по сравнению с белым великаном.
Всю дорогу, начиная от железных ворот, Туор ощущал какое-то странное трепетное волнение в душе. Ведь он, не считая его отца и дяди, был первым из людей, которому выпала честь побывать в Сокрытом Граде. Он шёл к этому почти всю свою жизнь, и вот, наконец, достиг долгожданной и необычной цели. Но дело было отнюдь не законченным, ведь нужно было ещё убедить Тургона покинуть свой родной дом.
Проведя рукой по эльфийским доспехам и оружию, что были сокрыты плащом Владыки Вод, Туор с новой силой ощутил внутри себя пламенную надежду. Посмотрев на Воронвэ – своего нового товарища, он вновь опустил глаза вниз, готовясь к скорой встрече с представителем древнего рода.
И вот, наконец, гости в сопровождении вооружённого отряда, за которыми шла огромная толпа, достигли Королевской Площади. Здесь было необычно ясно и просторно, а фонтан, который бил неподалёку, сильно напоминал любому пришедшему с моря далёкие берега. Сделав несколько шагов по направлению дворца, оставив за своей спиной всех остальных, Туор заметил впереди два необычных древа, одно из которых горело серебром, а другое золотом.
"Чудны творения Эльдар, и ещё чуднее дела  высоких изгнанников, которые, вижу, не забыли великие древа, уничтоженные Бауглиром. Хотя почему эльфы, родом из Благословенного Края, вдруг должны были утратить свои великие знания?"
Пока Туору оставалось только ждать появления короля. Протянув Воронвэ волшебный плащ, он предстал перед всеми в величественных доспехах, сияющих на ярком солнце. Доспехи были хорошо знакомы каждому, кто был посвящён в великий замысел, и обладал мудростью в своём сердце.

+1

3

Весть о госте  столь необычном и значимом быстро достигла ушей короля Гондолина, и Тургон не замедлил явиться в тронный зал, куда верные ему эльфы привели таинственного незнакомца.  Многие лорды и советники также оставили свои дела, дабы  воочию увидеть того, о ком  говорилось в древнем пророчестве.  Дочь Турукано, златовласая Идриль, и его угрюмый племянник Маэглин, заняли подобающие им места по обе стороны трона. Взоры всех эльдар были устремлены на одного из младших детей Эру, что сумел беспрепятственно проникнуть в Сокрытое Королевство, и  сам король разглядывал адана пристальнее прочих. Золотом и серебром сверкали доспехи гостя, сделанные искуснейшими мастерами-нолдор,  и  правитель без труда сумел распознать броню, которую некогда по воле Ульмо оставил он  в Виньямаре, и сие безмерно опечалило Тургона, ибо помнил он о предупреждении Валы, но не желал покидать Гондолина, к коему привязался всем сердцем. Невеселы и тревожны были мысли Верховного Государя Нолдор:
«Неужто пробил тот самый час, когда я вынужден буду покинуть стены Белого Города и увести свой народ в неизвестность. Но разве есть в Средиземье хоть одна твердыня безопаснее и надежнее Ондолиндэ? Разве вправе я оставить эти дворцы и сады, фонтаны и скульптуры на разорение омерзительным слугам Моргота. Слишком много лет и сил было потрачено на укрепления и украшения сего града, чтобы без боя подарить его нашим врагам или позволить ему прийти в запустение. Да и стоит ли подвергать новым опасностям многих жителей Гондолина привыкших к жизни в мире и покое. Впрочем надлежит расспросить самого посланца Ульмо, быть может принес он и не столь грозные вести»
И тогда обратился Тургон к своему гостю:
- Приветствую тебя в Сокрытом Королевстве, адан.  Лишь двоим из твоих собратьев довелось побывать здесь прежде, да и то  благодаря  орлам самого Манвэ  Сулимо. Ты же пришел сюда своими ногами, а доспех, в который ты облачен, был некогда выкован для меня, потому прозреваю я, что не обошлось тут без вмешательства самих Валар. Поведай же мне кто ты и с какими целями явился в Ондолиндэ. Слышал я, что привел тебя Воронвэ, но едва ли он отважился бы нарушить мой  запрет без веской на то причины. Кроме того, мне хотелось бы знать, как вам удалось миновать горы, что кишмя кишат вражьими тварями после последней войны.
С волнением ожидал король ответа человека, ибо в сердце нолдо еще была жива надежда на то, что посланник Ульмо явился к нему с иными целями, и пока нет нужды покидать Град Поющих Фонтанов.

+1

4

Сын Хуора осмотрел пристально всех собравшихся в зале, но из Высоких Эльфов никто не заинтересовал его настолько, как сам владыка Тургон – о котором он ещё слышал, проживая в холодных пещерах Андрот, и молодая на вид светловолосая женщина, сидящая по правую руку от благородного государя. Туор на мгновение застыл, поражённый их величественной красотой, но позже, почувствовав в себе иную, более сильную волю,  в мыслях снова вернулся к прежним делам. Поэтому, похожий сейчас больше на одного из потомков эльдар, он начал свой длинный рассказ, с голосом, который, казалось, исходил откуда-то издалека.
- Моё имя Туор, сын Хуора, и я пришёл сюда по велению того, кто любит играть чудные мелодии в Бездне, и кому ведомы помыслы людей и эльфов. Я говорю об Ульмо, вале, который всегда был более милосерден к ошибкам и злодеяниям Нолдор, чем его столь же высокие собратья. Он выбрал меня своим посланцем, чтобы я, принявший судьбу этих эльфийских доспех, предупредил тебя об опасности, исходящей с Севера. Давно было произнесено проклятье Мандоса, но оно с тех пор лишь набрало силу, а не потеряло её. Поэтому главное, что я должен сейчас сказать – время пришло. Пришло время преумножить тебе своё воинство и готовиться к битве, которая должна будет произойти за Окружными горами.
Обернувшись на своего нового верного товарища, Туор не забыл упомянуть и его.
- Долог и тяжёл был путь сюда, через полчища орков и тёмных тварей, по дороге между молотом Проклятья и наковальней Гнева Врага. И не добрался бы я никогда сюда, если бы не помощь твоего поданного Воронвэ, решившего помочь своему народу. Поэтому тебя я должен благодарить за него не меньше, чем того, кто спас его недавно среди бескрайних бушующих волн.
Думая, чтобы сказать Тургону напоследок, сын Хуора остановился на следующем.
- Прислушайся же к моим словам, благородный Тургон. Или иначе не избежать Гондолину рока Проклятья, всегда бьющего без промаха. Но и у самых надёжных доспехов есть своя щель. И у Судьбы эта щель – надежда, которая взойдёт, если только будут приняты советы Мудрых.
Сейчас Адан очень надеялся на благоразумие короля. В конце концов, он прекрасно знал, что когда-нибудь придёт время покинуть Гондолин, и что именно это и будет означать начало конца Моргота. Отказ же был бы плачевен для всех народов, и привёл бы к более ужасным последствиям, чем даже падение другой Сокрытой Твердыни – Нарготронда.

+1

5

Стоило Туору начать свои речи, как собравшиеся в зале эльдар умолкли, с благоговейным трепетом внимая посланцу Ульмо, ибо величественный глас его не был подобен голосам прочих эрухини.  Словно бы сам повелитель вод говорил ныне устами адана. Лишь Верховный Король, казалось, не был удивлен происходящим. Сурово нахмурив черные брови,   мрачно слушал он предостережения, что принес ему человек, и тягостно было на сердце у Тургона ибо худшие из его опасений сбывались.  Когда же  умолк Туор, мертвая тишина воцарилась в тронном зале, и никто из жителей Гондолина не осмеливался нарушить молчание. Наконец сам государь обратился к своему гостю:
-Приветствую тебя, Туор,  сын Хуора. Твой отец уже бывал в этих местах, видимо, волею Единого, теперь суждено побывать здесь и сыну. И хотя принес ты печальные и тревожные  вести, в доме моем ты найдешь и покой, и пристанище, и защиту. От лица всех жителей Белого Города я благодарю тебя за ту услугу, что ты оказал Гондолину, не устрашившись всех тягот и опасностей долгого  перехода.  И тебе Воронвэ выражаем мы свою признательность, хоть ты и ослушался повеления своего Короля, и указал чужаку путь в Сокрытое Королевство – деяние твое обернулось для нас благом.
Тут Турукано умолк и долго вглядывался в лица своих советников, которые были ошарашены внезапной новостью не менее, нежели их правитель. Затем  Государь продолжил говорить, обращаясь скорее к Лордам, нежели к Туору и его спутнику.
- Все вы слышали слова этого человека, и мудрейшие из вас уже поняли, что сбылось пророчество древности. Благодаря заботе Ульмо, долгие годы провели мы здесь в мире и покое, однако ныне Вала заклинает нас покинуть сие убежище. В давние времена было открыто мне, что предательство сокрушит стены Ондолиндэ, ибо никому не суждено избежать рока нолдор. Однако мощь нашей твердыни велика, и никому за ее пределами неведом путь в скрытую обитель. Если же предатель таится среди нас, то я приму все меры, дабы ему не удалось покинуть крепость. А в случае если силы врага все же доберутся до нас, разве не проще будет обороняться за высокими стенами и семью вратами, нежели  в открытом поле?
Предоставив своим советникам время для размышлений, Тургон вновь заговорил с сыном Хуора:
-Ты говоришь о сражении за Окружными Горами, но от моих родных не приходило вестей о том, что они готовятся к новому бою. Силы нолдор были сломлены в Нирнаэт Арноэдиад и лишь на Гондолин возлагают они свои надежды. Синдар надежно укрыты завесой чар в своем королевстве и Тинголу нет нужды посылать своих подданных на верную гибель. Для чего гондотлим покидать свое убежище в такую недобрую пору, на радость Морготу?

+1

6

Вопросы короля были справедливыми, но заставили Туора на мгновение глубоко задуматься. Если бы не помощь Владыка Вод, слова которого продолжали жить в его посланце, сын Хуора вряд ли бы так быстро нашёл свой ответ. Заговорив твёрдо и без колебаний, он вновь гордо посмотрел на Тургона.
- Это правда, что ни одна сила, живущая ныне в Белерианде, не способна, даже объединившись со своими друзьями, противостоять Морготу, заточившему свои тёмные когти ненависти. Всей мощи Нолдор и людей едва лишь хватило на то, чтобы сдерживать его до того момента, как тот, выждал для себя удобное время для нападения, тем самым разорвав прочное кольцо Осады. Но мне известно и иное пророчество, помимо того, что было ранее озвучено. И оно, думаю, послужит для тебя достойным ответом на твои слова.
Ходят среди Эльдар за Окружными горами слухи, что однажды другой посланец из Средиземья сможет прорваться сквозь сумрак и тени Валинора, где и будет он говорить перед Манвэ, и сможет таки смягчить валу Правосудия. Нам стоит лишь дождаться такого часа, а до тех пор просто переждать некоторое время на побережьях и на Баларе – последних рубежах, под защитой моря и чар его властелина. У Моргота, как известно, нет флота, а его рабы слишком сильно боятся материи, наименее из всех подверженой влиянию их господина. Конечно, Оссэ сейчас по-прежнему служит слугой Приговора, но этот Приговор лишь усиливает беды, а первопричиной их служит не он.

В последние свои слова Туор сложил особую силу.
- Прошу, послушай меня, Король. Гондотлим необходимо ныне быстро и незаметно спуститься вниз по Сириону, а после построить себе ладьи, на которых они вновь будут пытаться пройти через завесу далёких Валар. Рано или поздно они смогут всё-таки сделать это. А после и наступит та самая битва, которая хоть и будет ужасной, но в ней могущество Моргота наконец-то обратиться в ничто.
Но если же ты откажешься внять словам Владыки Вод, то орки вечно будут жить на земле, овладев её горами, даже если Валар найдут иной способ освободить светлые народы.

Ожидая ответа, Туор посмотрел на советников, дольше всего задержав взгляд на дочери короля.

+1

7

Выслушав речи посланца,  Тургон обратил свой взор на советников, ожидая услышать их мнения относительно слов Туора. Один за другим вставали со своих мест Лорды Гондолина  и говорили перед правителем. И хотя никто из них не желал покидать Ондолиндэ, многие были согласны принять волю Ульмо, ибо велико было то доверие, что испытывали они к Валар и слова Туора о возможном прощении порождали надежу в их сердцах. Последним же поднялся Маэглин, сын Эола и племянник самого короля. С речью долгой и пламенной обратился Глава Дома Крота ко всем собравшимся в Зале. Он напомнил гондотлим о том, сколько лет и усилий было затрачено на строительство Белого Града, об опасностях что таятся за Окружными Горами, о могуществе воинства Моргота, и о тех необратимых потерях, что понесли нолдор в последней войне. Говорил он и о надежности белокаменных стен, и о прочности семи врат, что преграждали путь в Сокрытое Королевство. Не забыл он и о покрове тайны, хранившем город надежнее любых укреплений.  И Тургон внимал Маэглину, ибо слова его были созвучны мыслям самого Владыки.  Когда же умолк сын Эола, Верховный Король погрузился в размышления тягостные и тревожные, и немало времени миновало прежде чем он вновь обратился к посланнику Ульмо.
- Слова Маэглина верны,  даже если Враг проведает  о местонахождении Гондолина, едва ли ему удастся одолеть сию твердыню. Здесь у нас больше шансов дождаться часа, когда милость Валар вновь снизойдет на народ изгнанников.  А если  по воле Вайрэ нити судьбы лягут так, что всем нам суждена гибель – я предпочту встретить свою смерть в  стенах Ондолиндэ, нежели в  Гаванях Кирдана.
В ответ же на слова Туора о кораблях, что надлежит снарядить к берегам  Валинора, Тургон лишь горестно улыбнулся:
- Не раз и не два устремлялись наши ладьи на поиски Благословенного Края, но все было тщетно. Земли  Валар навсегда сокрыты от нолдор  и пути туда безвозвратно утрачены. Лишь немногие из гондотлим возвращались из таких экспедиций, впрочем об этом  твой проводник Воронвэ сможет поведать куда больше, чем я. Я же более  не хочу губить своих подданных понапрасну: ни в бессмысленных воинах с Морготом, ни в безнадежных плаваниях на Запад.

0

8

С горечью воспринял Туор слова короля, ведь понимал, что тот желал для себя и для своего народа дорогу гибели и огня, которую и обещало Проклятье Мандоса. Пускай и не видя этого.
- Для Проклятья не станут преградой никакие стены, особенно если зародиться в них упомянутое тобой предательство. Ты сам видел, какую разрушительную силу имеют они. И даже если удастся гондотлим спрятаться от орков Моргота в твердыне, то все их посевы будут уничтожены, вся их связь с миром прервётся, кроме вестей с неба, и они дождутся лишь голодной смерти и пламени, а не спасения от бессмысленных войн. Не война есть бессмысленной, а ожидание. Ведь у Моргота есть целая вечность, чтобы разыскать Белый Град, и зная его страх перед сыном Финголфина, он будет трудиться и днём и ночью. Для него единственная его радость – гибель врагов. И как гласит молва, близок час исполнения его планов, тех, что напрямую связаны с неизбежным Проклятьем. Прошу, прислушайся к словам Ульмо, ведь кто как не Владыка Вод больше всего всегда сострадал нам?
В этот момент Туор почувствовал отчаяние. Он понял, что Тургон полностью уверен в своих словах и не хочет оставлять для орков то, что строилось с таким трудом. Для сына Хуора Белый Город также был прекраснейшим, что он видел в своей жизни, но познанное от Ульмо, давало ему более широкий взгляд на будущие события.

0

9

Сила,  звучавшая в словах Туора,  поразила короля нолдор,  и речи адана не могли оставить равнодушным ни самого Тургона, ни верных ему лордов. Однако от внимания Маэглина не ускользнула та тень сомнения, что промелькнула во взоре правителя, и он поспешил вновь внести свою лепту в беседу, дабы по возможности повлиять на решение своего родича:
- О, Владыка Белого Града, - воскликнул сын Эола, - разве можем мы поступить так, как советует нам сей человек? Неужели Ульмо указал нам эту сокрытую долину лишь для того, чтобы изгнать эльдар отсюда в час, когда белокаменная твердыня достигнет пика своего процветания. Ужели могучим Лордам  Гондолина надлежит уподобиться жалким беглецам и просить пристанища у подданных Кирдана Корабела?  Разве можем мы покинуть на произвол судьбы единственную твердыню, что представляет собою угрозу для Темного Валы, и отдать его мерзким тварям все плоды наших трудов?  Стены наши высоки и прочны, а  запасы на случай осады велики. Кроме того, откуда Морготу знать о местоположении Гондолина, или предатели видятся тебе даже среди Орлов самого Манвэ? А даже если по воле рока измена и неизбежна, разве не сумеем мы продержаться до тех пор, пока явится обещанная помощь с Запада?
И тогда, Тургон, решившись,  промолвил:
- Даже если и нет нам спасения от Рока Нолдор, пусть лучше он настигнет нас в стенах Гондолина. Я благодарен тебе за помощь, Туор, сын Хуора, однако же не приму твоих советов. Впрочем, я позабочусь о том, чтобы принять дополнительные меру препятствующие разглашению тайны.  Тебе же я предлагаю остаться в стенах Ондолиндэ, где посланца валар ожидает не меньший почет, нежели самых высоких лордов из числа эльдар. Впрочем, если сие противоречит воле Владыки Морей,  то я не стану задерживать тебя в пределах города. Теперь же, думаю, надлежит завершить сегодняшний совет, ибо все слова уже сказаны, и решения приняты, а сын Хуора и его спутник нуждаются в отдыхе и покое, поскольку путь их был долгим и нелегким.

0


Вы здесь » Время Легенд: Жена Моряка » За гранью » Эпизод - Новая надежда - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC